8 812 648-00-66

Образовательный центр
8 812 648-00-66

SAБETTA. Северное сияние


39 лет назад геологи из нефтегазоразведочной экспедиции дали маленькому посёлку в Ямало-Ненецком автономном округе название Сабетта. Вариантов происхождения яркого имени много – от ненецких диалектов до названия реки. Почему группа называется именно так?

 

 

Виктор: Название «SAБЕТТА» для музыкальной группы предложил я. Наш фронтмен поддержал идею. Считаю такое название звучным, интересным и мощным, как северный морской порт Ямала с одноименным названием.

 

Тимофей: Группа называется так потому, что это решил Александр. Мне название совершенно не нравится, особенно сочетание «БЕ». СаБЕтта! Стрёмно звучит. Но я не принимал участия в выборе названия, да и не название главное. Cinderella («Золушка», американская рок-группа, примечание редакции), например, тоже так себе название, а как играют! А вот группа «Чай вдвоём» – классное наименование, но на этом все хорошее и закончилось. Да и, потом, имя всегда поменять можно.

 

 

 

 

Когда вы начали заниматься музыкой? Для вас музыкальное исполнительство – хобби или дело всей жизни?

 

 

Лада: Я совсем недавно в коллективе, можно сказать, по воле случая. Мне повезло, меня очень благосклонно приняли участники группы. Музыкой я занималась с детства, закончила музыкальную школу по классу фортепиано. Тогда и не представляла, что могу оказаться в такой талантливой рок-команде. С самого начала темп мне задали очень высокий. Через 3 репетиции нужно было выходить на сцену (ой, мамочки!).

 

Сказать, что я очень сильно волновалась – не сказать почти ничего. У меня часа 2 подряд дрожали коленки от страха. В итоге, по оценке коллег, тест-драйв я прошла. Это меня греет, конечно, но я прекрасно понимаю, что для отличного звучания работать нужно много. Надеюсь, что мы вместе запишем еще много песен и будем играть на лучших площадках.

 

Александр: В школьные годы. Примерно тогда появились первые коллективы. И с тех пор музыка всегда присутствует в моей жизни. Учитывая, что это продолжается на протяжении уже нескольких десятков (ужас!) лет, это можно назвать и делом всей жизни. А как иначе? Мы несколько раз меняли работу, коллективы, а наша музыка все еще с нами. Дай Бог, чтоб так было еще долго.

 

Тимофей: Музыкой я не занимался. Я с музыкой жил, живу и, надеюсь, продолжу жить. Слушать, играть, открывать кому-то на музыку глаза (но только красивые глаза!), да и самому вдохновляться и самого себя этой самой музыкой вытаскивать из глубоких депрессивных ям.

 

Виктор: Музыкой занимаюсь с детства. Закончил музыкальную школу по классу баяна. Самостоятельно освоил гитару, потом бас-гитару. Продолжаю совершенствовать навыки игры. Музыкальное исполнительство для меня пока – любимое хобби.

 

 

 

 

Ваши близкие всегда поддерживали вас в стремлении творить или вы встречались с непониманием?

 

 

Виктор: Мои родные поддерживают меня в моём увлечении и желании заниматься музыкой.

 

Александр: Близкие всегда относились к моему творчеству достаточно ровно и спокойно. И чем дальше, тем спокойнее. Апогей – жена моя, например. Возможно, она вообще не слышала ни одной нашей композиции. Вот задумался, может быть, поменять уже?.. Репертуар.

 

Тимофей: А я хотел бы сказать большое спасибо моим супруге и детям за их понимание того, что часть жизни я уделяю не им, а барабанам, железякам, стойкам и проводам. Зато у них много футболок «hard rock», Aerosmith, guns’n’roses, а также есть счастливый я.

 

Что касается родителей, то для них я мог заниматься хоть чем, лишь бы был тепло одет, в шапке, не голодный, и при этом с другом Митькой. Вот мы с другом Митькой, сытые, одевшись, и в шапках чем только не занимались, в том числе и музыкой. Так что это не одобрение, а родительское зыбкое спокойствие, основанное на ложном ощущении контроля.

 

 

 

 

Вы готовите EP (Extended Play, мини-альбом, примечание редакции). Как долго работали над своими песнями? Как вообще проходит процесс написания хитов?

 

 

Тимофей: Когда до нас самих доходит, что мы – редкие лентяи, и очень много времени потратили зря, мы сразу начинаем сосредоточенно, спешно и молчаливо делать хиты, заготовки которых у Александра в изобилии. Где он их берет – не знаю. Он любит с собакой гулять, может, в этом дело.

 

Виктор: Работа над песнями, вошедшими в диск, планируемый к выходу, была не быстрой. Возможно по причине того, что у участников группы не всегда совпадали время и желание для быстрой реализации этого проекта.

 

Александр: Наверное, есть какие то каноны написания хитов, но нам они не известны. Я часто размышлял о том, что в западных продуктах есть какая-то рецептура что ли, совершенно отличная от нашего, российского подхода. Словно готовят блюдо – вот столько специй, столько основных ингредиентов.

 

А если серьезно, в процессе записи песен или их сочинения предугадать ничего не возможно. Бывает, делаем основу в 1-2 репетиции, но чаще, конечно, дольше. Детали требуют очень много времени. Хочется, чтобы наш слушатель получил и наш продукт, и нашу эмоцию, и наши чувства. Поэтому каждый трек совершенно особенный.

 

 

 

 

Студийная работа или концертная деятельность? Что ближе каждому из вас? От чего вы получаете больше эмоций и вдохновения?

 

 

Тимофей: Мне необходимо и то, и другое. Это случается не часто, так что я всегда немножко «голодный». Но хоть и голодный, все подряд есть не буду! Я против сырых концертов и записи ради процесса.

 

Виктор: Занятие музыкой в форме хобби не позволяет дать мне ответ на эти вопросы (наверное, пока недостаточно студийной работы и концертов). В настоящее время мои творческие эмоции и вдохновение не связаны с концертами или звукозаписью.

 

Александр: Мы живем с небольшом северном городе, тут совершенно естественные ограничения – не может быть какого-то большого количества концертов. Я бы хотел играть чаще, это ведь абсолютно бесценный опыт, это воздух для каждого музыканта. Мы «ловим» эти редкие праздники общения со слушателями.

 

С записью – особый совершенно квест. Но мы эмпирическим путем прошли этот эволюционный путь и, надеюсь, процесс записи будет как-то налажен (все наработки мы теперь делаем на своей собственной базе и отправляем в Санкт Петербург, на студию к Андрею Горскому). Вот этот момент хотелось бы отметить особо. Знаешь, крайне важно найти близкого по духу человека, который тебя понимает и делает так, как надо, заканчивает начатую тобой фразу так, как ты закончил бы ее сам. И нам посчастливилось с таким человеком подружиться. Можно сказать — я нашел свою студию.

 

Сам процесс записи – особый, кайфовый, это какое-то плавание к неизведанным берегам. Эти берега могут быть яркими или не очень. Все зависит от твоего вклада. И, конечно, песня, которая уже сведена на студии, на каждом концерте звучит по-особенному. Она ведь закончена и логична. Эмоции и вдохновение я получаю в равной степени от любой работы – студии или сцены. И то, и другое волнительно и очень ответственно.

 

 

 

 

На что похожи отношения внутри коллектива? Вы – лучшие друзья или просто коллеги, которые собираются вместе музицировать?

 

 

Лада: Внутри коллектива очень позитивный настрой и дружеский, конечно. Причем, может происходить всякое, но уважение друг к другу и желание вместе делать хорошую музыку работают как стабилизатор. Все очень разные, но каждый, как мне кажется, способен слышать другого. Всегда чувствуется поддержка. Я точно знаю, что могу рассчитывать на помощь и в музыкальных вопросах, и в обычных житейских.

 

Виктор: Мы – друзья.

 

Александр: «SAБЕТТА» – монолитный, но и сложный коллектив. Мы не одна семья, не родственники. Менее похожих людей ты бы не нашла во всем городе. Но мы собрались и играем нашу музыку. Мы ссоримся и ругаемся, не стесняясь, применяем любые слова из нашего богатого лексикона, мы можем и умеем обижаться друг на друга. Но мы и поддерживаем друг друга так, как не поддерживают и более близкие люди. Мы понимаем друг друга на каком-то космическом уровне.

 

Играю и роняю медиатор. В этот момент группа останавливается. Поднимаю, начинаю играть дальше, и группа играет, словно проигрыватель сняли с паузы. Словно по внутреннему метроному. При этом никто ничего не говорит, ни на кого не смотрит. Просто чувствуют. Кожей, наверное.

 

Тимофей: Коллектив — лучший! В коллективе есть весёлые, умные и ещё к тому же красивая. Если не получится с музыкой, то мы этим же коллективом откроем шиномонтаж и аптеку и гарантированно будем успешными. Мы — настоящая команда! Не знаю, почему, но так сейчас везде говорят.

 

 

 

 

Есть ли в музыке шаги или коллаборации, которые вы хотите реализовать, но боитесь? Что для вас является совершенно недопустимым в творчестве?

 

 

Тимофей: Боязни пробовать нет, коллабораций не боюсь (главное – поесть, быть в шапке и тепло одеться). Понятно, что есть границы, за которыми начинается «не мёе». Слушали легенды русского шансона? Вот!

 

Виктор: Шагов в музыке, которые боюсь реализовать, нет. Совершенно недопустимым в творчестве считаю нарушение норм этики и морали.

 

 

Как вы относитесь к музыкальным фестивалям и конкурсам? «SAБЕТТА» станет выступать на «Боли» или «Нашествии»?

 

 

Александр: Буду счастлив, если доведётся поиграть на подобных площадках.

 

Виктор: К музыкальным фестивалям и конкурсам я отношусь нейтрально. Что из себя представляют фестивали Боль и Нашествие, я знаю только в самых общих чертах, поэтому об участии либо неучастии в них ничего сказать не могу.

 

Тимофей: Туда и идём. Надеюсь, что всем коллективом идём. Но фестивали должны быть высшего уровня, и для этого я готов работать и вкладываться. А вот местечковой известности боюсь.

 

 

Вам когда-нибудь было неловко или стыдно за то, что вы делаете в искусстве? Насколько важно быть честными перед зрителем? Для вас возможно пойти на компромисс ради популярности?

 

 

Александр: Пожалуй, нет, не было такого. Не было неловко. Однажды, это было очень давно, нам предложили участвовать в проекте в поддержку местных выборов. Я тогда сказал, что погода не сильно удачная и если она будет такой же в день выступления, то команда не выйдет. Были какие-то нервы, прямо вот очень сильное расстройство, но условия нами были поставлены сразу. Сослались на погоду, и организаторы поняли, что мы не управляемые в таком вопросе, на нас не давили. Вот так получилось, что мы не выступили на единственном политическом мероприятии. А иначе я, возможно, написал бы развернутый ответ о том, как когда-то нам было стыдно.

 

Тимофей: Честно играю всегда. По заказу играть мне не нравится. В своё время недолго играл в кабаках – бесценный опыт и ужасные воспоминания.

 

Виктор: Думаю, что группа «SAБЕТТА» еще ничего не сделала в искусстве. Все еще в процессе. Надеюсь, что за то, что будет сделано, не будет стыдно. Быть честным перед слушателем считаю важным качеством. Компромиссы ради популярности для меня неприемлемы.

 

 

Кто в семье поддерживает вашу музыкальную деятельность? Вы хотели бы, чтобы дети стали музыкантами?

 

 

Виктор: В занятиях музыкой меня поддерживает супруга. Быть или не быть музыкантом, выбор исключительно детей. В любом случае, занятие музыкой и владение любым музыкальным инструментом (даже на уровне хобби) делает жизнь интереснее.

 

 

 

 

Насколько важной для вас представляется оценка вашего творчества? Как вы относитесь к критике и хейтерам?

 

 

Лада: Оценка творчества, наверное, важна для того, чтобы продолжать движение. Конечно, положительная оценка прибавляет уверенности и стимулирует. Но я думаю, что «SAБETTA» не потеряется, даже если будет много критики. Музыканты вместе много лет и главное, что ими движет – это желание творить, желание говорить с миром на вечные темы. Поэтому всегда будет интерес и всегда будет свой слушатель.

 

Тимофей: Рад и тем, и другим. Они молодцы.

 

Александр: Конечно, каждому творческому человеку очень важно, как его воспринимают, как оценивают. Нашел ли его посыл отклик, соответствует ли этот отклик тем чувствам, которые заложены в композицию. Раньше я просто в ступор впадал от критики. Очень расстраивался, не представляете, как. Сейчас немного проще (то ли кожа толще, то ли старею, то ли о нас вспоминают гораздо реже). Но и тогда, и сейчас важно, очень важно, как принимают наше творчество.

 

Виктор: Для меня важна оценка музыкального творчества людьми, разбирающимися в музыке и чувствующими её. При этом эти люди не обязательно должны быть профессионалами. Я могу прислушаться к критике, если она конструктивная. К хейтерам никак не отношусь.

 

 

Один эксперт нашего блога, профессор, ректор ВУЗа, в интервью говорил о том, что в скором будущем учёные создадут машину времени. А если бы у вас была возможность вернуться в прошлое, что бы вы исправили?

 

 

Тимофей: Я бы ничего не исправлял. Разве что, может, в некоторых случаях соображать следовало быстрее, но это не про «машина времени», это надо глицин попить.

 

Александр: Это очень заманчивая мысль, если ее развить, то можно изложить красивую теорию, в том числе, о своей тонкой душе и ответственности. Но это невозможно, к счастью. Если ты можешь «сохраниться», вернуться и поменять свои поступки, то ты существуешь в какой-то компьютерной игре. Жизнь – эволюция, самосовершенствование, постоянная работа над собой. Ты не можешь изменить прошлое, в этом-то и весь смысл. Многие сегодня живут так, словно они «сохранились», вот сейчас нажмут F5 и начнут заново, чтоб не было стыдно перед людьми, перед собой, перед Богом. Это не так. И важно жить так, чтобы жить. Всегда хочется что-то поменять, исправить, улучшить. Но важно понимать, что это невозможно. И надо перед тем, как что-то сделать или сказать, хорошенько подумать. Этого сейчас не хватает.

 

 

Какую музыку вы слушаете? Сходятся ли вкусы у всех участников группы?

 

 

Тимофей: Я смотрю, что-то написано на футболках у меня, у детей, у супруги. Погуглил – ааа, это Музыка, хорошая! Вот и слушаю. А серьезно – слушаю много чего разнообразного. Но шансон стараюсь «проматывать», вдруг подсяду?!

 

Александр: Вкусы….. Пластинки, которые у меня чаще всего воспроизводятся — Depeche Mode, Led Zeppelin, Metallica, Tool, Howlin Wolf, Dave Brubeck (джаз – совершенно отдельная тема), Sade (она классная), Моральный Кодекс, очень люблю итальянскую оперу…

 

Ну, конечно, мы смотрим разное кино, слушаем разную музыку. И это, наверное здорово. Учим друг друга, делимся, открываем какие-то новости. Но и договариваемся, что важно.

 

Какое-то время назад я предложил осуществлять выход на сцену под один и тот же трек (Сергей Прокофьев, «Сказки старой бабушки» Andantino, Н. Мильштейн и Г. Плудермахер). Ребята послушали и…. Согласились. Хотя странно, я бы, наверное, поспорил. Я вообще спорщик.

 

Лада: Я очень люблю музыку. Она всегда звучит у меня дома, или в наушниках, когда я путешествую. Она мне очень помогает. Слушаю джаз, рок (теперь гораздо чаще), классику, очень разную музыку. Люблю творчество Фрэнка Синатры, Норы Джонс, Эрика Клэптона, Марио Бионди, Скорпионс, ACDC. Это далеко не полный список.

 

Виктор: Музыку слушаю разную (от классической, народной, духовной до рок-музыки разных направлений), если она настоящая и качественная. Музыкальные вкусы у участников группы «SAБETTA» разные, но точки соприкосновения в музыкальных интересах есть.

 

 

 

 

Есть ли что-то особенное, чего лично вам не хватает для счастья?

 

 

Александр: Все что нам нужно, это любовь. Она у нас есть, к счастью.

 

Виктор: Ничего такого особенного для счастья мне не надо.

 

Тимофей: Я счастлив и счастьем делюсь.

 

 

 

архив фотографий, предоставленный музыкантами, подготовили фотографы 

 

Евгений Зинчук

Станислав Павловский

Антон Анисимов

Андрей Комолов

 

съёмка в студии

 

Ейко Богданов

 

post pro

 

Александр Ющак

 

администратор группы 

 

Руслан Довнер

 

группа «SAБETTA»

 

Александр – вокал, гитара

Виктор – бас

Лада – клавиши

Тимофей – барабаны

 

 

 

 

 

Надя Ильина
Главред блога
Поделиться
Плюсануть
Класснуть
Отправить
Запинить



Не пропустите следующий пост. Пишем редко, но метко.

Дарим 500 р. и сборник советов для ЕГЭ

Введите свой e-mail, чтобы мы выслали вам сборник и купон на 500 р. для оплаты любых услуг центра

Дорогие друзья! С 28 марта мы полностью переходим на дистанционный формат работы. Все занятия будут организованы по расписанию. Мы остаемся на связи по тел. 648-00-66. Берегите себя!
+