Промо код:
100-0

8 812 648-00-66

Саперный переулок, дом 5

Образовательный центр
8 812 648-00-66

Мосты и Молнии. Ударная волна


Ребята, мы рады приветствовать вас в блоге «Пять с плюсом». Расскажите нашим читателям, с чего начинался ваш творческий путь и как вы пришли к тому, что сейчас все вместе играете в группе «Мосты и Молнии»?

 

 

Дима: Я родился в маленьком уральском городе. Учился, как и все, в обычной школе. Ничего примечательного не было. Затем поступил в Челябинскую Академию культуры, играл в группах с разными людьми. Постепенно для себя понял, что, где и с кем я хочу делать. И принял решение переехать в Петербург.

 

Обычно занятия музыкой начинаются с того, что ты сидишь и понимаешь, что тебе не хватает чего-то в жизни. И хорошо, если ты понимаешь, чего именно. Я понял, что мне нужно играть, чтобы чувствовать себя хорошо. Я довольно поздно взял в руки гитару, начал заниматься. Всё это было не специально, я всего лишь хотел выучить пару песен, чтобы играть на кухне у друзей. А потом любовь к музыке затянула меня.

 

 

Андрей: А я родился в Копейске. Учился в общеобразовательной школе и в музыкальной. Закончил народное отделение по классу балалайки, так впервые я познакомился с музыкой. После школы я поступил в Челябинскую Академию культуры, где получил специальность «Режиссёр драматического театра» и познакомился с нашим фронтменом, Дмитрием.

 

Потом Дима уехал в Петербург, а я в Москву. Там случилась интересная история. Мои друзья по театру отмечали какой-то праздник, планировался концерт, и они спросили меня, умею ли я играть на басу. А я ведь не умел, только теоретически. Но я попробовал, мне понравилось, у меня получилось. После этого я позвонил Диме, сказал, что могу играть у него в группе. До этого я нигде и ни с кем не играл. Купил билет из Москвы в один конец. Так началась моя история в группе «Мосты и Молнии».

 

 

Bon: Мой город детства называется Городок. Я из Витебской области. Учился я в обычной школе. А потом решил поступать в строительный техникум. В процессе обучения знакомился с разными людьми, увлёкся музыкой. У меня был один друг, который уговорил купить барабаны, чтобы создать свою рок-группу. Я даже не знаю, почему я повёлся, копил деньги целый год. И смог купить себе барабанную установку. Я поставил её в подвал нашего дома. Соседи ругались и жаловались, но нас это не останавливало.

 

 

Поначалу получалось коряво, хотя мы даже несколько раз выступали на концертах. Я не успевал за ребятами, они больше занимались, а я уделял барабанам мало времени. В какой-то период мне предложили быть барабанщиком другой группы, из которой я позже ушёл. Но мне нужна была музыка, а не рок-н-ролльный угар. Я 1,5 года играл в третьей группе, она называлась «Fly». Мы много записывались и выступали, у нас был замечательный фронтмен. Но его забрали в армию. Потом ушёл служить я. И после армии мы уже не смогли возобновить нашу музыкальную деятельность. У меня был личный кризис, я полгода ничего не делал после армии, продал барабаны, сходил с ума. И мой друг звал меня переехать в Петербург. Сказал: «Ты ничего не теряешь». И я решился. Через какое-то время Артём пригласил меня в группу «Мосты и Молнии».

 

 

Артём: Родом из я Беларуси, из города Орша Витебской области. Я был добросовестным, опрятным, ходящим каждый день в школу двоечником. Я школу не прогуливал и даже не курил. Музыкальную школу я бросил, не стал великим саксофонистом и пианистом. Решил поступить в экономический техникум. И с первого курса меня чуть не отчислили за прогулы. Там я связался с панками, с неформальной тусовкой, перестал учиться. Но всё обошлось. Взрослым, в 16 лет, я со второго раза закончил музыкальную школу. Выбрал для себя кларнет и гитару. Мне очень хотелось учиться, и это было моё решение, не решение родителей. Потом я начал петь, играл на барабанах в панк-группе «Экстаз», мы выступили один раз и распались. А вот вокалом я не занимался никогда. Мне просто всегда очень нравилось петь.

 

После техникума я ушёл в армию и именно там начал писать песни. Пришлось в какой-то период подрабатывать в Москве, потом я переехал в Минск. И понял, что нужно начинать что-то делать! Я начал выступать сольно, много работал над голосом. А потом познакомился со своей возлюбленной. Мы вместе прыгнули в поезд и переехали в Петербург. Уже здесь я познакомился с ребятами. И очень рад тому, что сейчас происходит.

 

 

мосты и молнии

 

 

Как получилось, что всем вам нравится одна и та же музыка? Какие группы для вас являются кумирами, на кого вам хочется равняться?

 

 

Артём: Так уж вышло, я не знаю! Хард-рок, немножко глэм-металла, немножко рок-н-ролла, блюза. Из такого коктейля получаются «Мосты и Молнии». Моя любимая группа – Guns N’ Roses. Эксл Роуз, я люблю тебя! Надеюсь, ты прочитаешь это интервью! (смеётся, примечание редакции).

 

 

Дима: Мои кумиры – Guns N’ Roses, AC/DC туда же, Rolling Stones. Любимых гитаристов много, всех не перечислить, но, конечно же, Кит Ричардс (гитарист группы Rolling Stones), Слэш (Сол Хадсон из группы Guns N’ Roses), Билли Гиббонс из ZZ Top, Скотт Холидэй из Rival Sons. И дело не в их блестящем владении инструментом или виртуозности, дело в харизме. Можно играть три ноты, а не тридцать три, и всё равно звучать хорошо. Важно транслировать то, что у тебя на душе. Гитара – это инструмент разговора. Можешь сказать пару слов. Или вообще играть паузу, а не ноты.

 

 

Андрей: Я думаю, всем нравится Фли из Red Hot Chili Peppers. Замечательный басист – Виктор Вутен. Есть Владимир Волков. Есть джазовые музыканты. Мне очень нравится басист группы «Мегаполис», Михаил Габолаев. То, что я слушаю на досуге, во многих моментах довольно сильно отличается от того, что я играю с ребятами.

 

 

Bon: Я могу назвать своим любимым барабанщиком Джона Бонэма из Led Zeppelin, легендарный человек. Могу назвать ещё Трэвиса Баркера из группы Blink-182. Это более скоростная, весёлая, задорная музыка. Но, соглашусь с ребятами, когда дело касается музыки, важна не скорость. Дэниэл Адэр из группы Nickelback тоже очень нравится мне как музыкант, очень крутой. Ларс Ульрих из Metallica, не знаю, насколько можно назвать его техничным музыкантом, но именно в этой группе он сумел себя преподнести и раскрыться на все сто процентов. Очень много барабанщиков, которые играют круто, всегда что-то берёшь от тех, кем восхищаешься.

 

 

А в вашей группе демократия или авторитаризм? Как строятся отношения в коллективе, кто самый главный?

 

 

Андрей: А здесь каламбур! У нас ДИМОкратия, власть Димы.

 

 

Bon: Просто единогласно все выбрали Диму лидером.

 

 

Артём: Никто его не выбирал, он сам себя назначил (смеётся). На самом деле, это он всех нас выбрал, собрал группу «Мосты и Молнии». Дим, тебе тяжело быть лидером группы?

 

 

Дима: Нет, не тяжело. Я просто беру на себя ответственность за то, что происходит. За удачи и неудачи. А организационные моменты решаю не только я. С нами работает концертный директор Константин Серов.

 

 

Значимые для вас близкие люди относятся с пониманием к вашим музыкальным увлечениям?

 

 

Дима: Никогда не встречался с непринятием своих музыкальных увлечений. Мои родители и близкие всегда поддерживали меня.

 

 

Андрей: Один раз мои друзья пошутили: «Андрей, тебе что, 16 лет? Что за желание – уехать в Питер и стать басистом?». Но это по-доброму всё. А вообще, все рады за меня. Если мама когда-то и расстроилась, наверное, тогда, когда я пошёл на режиссуру. С тех пор уже она ничему не удивляется. Мне повезло – меня всегда родные поддерживали. Каждое моё движение они с радостью принимают, радуются тому, как я живу, чем я занимаюсь. То, где я нахожусь, чем занимаюсь – моя личная ответственность. Если бы родители давили на меня, я мог бы обвинить их в чём-то. А так – моя жизнь полностью зависит от меня, и только от меня!

 

 

Bon: Мне никогда не мешали. Но и особого восторга не вызывали мои занятия музыкой. Потому что подсознательно в головах у советских людей лежит то, что рок – это алкоголь, наркотики и смерть в канаве. Это не так, конечно же. Всегда была забота о моём здоровье и желание, чтобы со мной было всё в порядке. А в общем и целом отношение к музыкальным экспериментам было нейтральным.

 

 

Артём: Вот в армии я чуть не отморозил руки. Один капитан заставлял нас отжиматься на снегу в мороз. А про родителей что я могу сказать – они всегда поддерживали меня. Радовались, что я переехал в Петербург.

 

 

Что является для вас шагом вперёд в профессиональном смысле? С кем из коллег вы уже познакомились, с кем хотели бы сыграть на одной сцене?

 

 

Дима: Мы постоянно движемся, хочется верить, что вперёд. Знакомимся в основном с нашими сверстниками, из недавнего – с Олегом Гаркушей. А вот сыграть я готов со всеми, кто любит музыку, неважно, рокеры это или нет! Я не понимаю совсем metalcore и death metal, вот эти все течения, мне непонятны эти стили и это имеет очень мало отношения к музыке.

 

 

Андрей: Мы ищем возможности коллабораций. Пока – с такими же красивыми, молодыми и неизвестными как мы. Широко известными в очень узких кругах. Очень хотелось бы сыграть с Gogol Bordello, Евгений Гудзь вдохновляет. А вот согласились бы они с нами сыграть – это уже другой вопрос.

 

 

Bon: Я бы играл, где угодно, где много народу. Суть исполнительства в том, чтобы тебя поняли и услышали. Когда я вижу, что люди танцуют и радуются на наших концертах, меня это окрыляет. Писать в стол можно, а вот играть для себя – это непонятно мне. У каждого артиста должен быть свой зритель.

 

 

Артём: Если бы меня позвали в группу Guns N’ Roses вместо Эксла Роуза, я бы просто побежал туда петь. Бесплатно! Если будет такое предложение.

 

 

Дима: А я бы не поменял «Мосты и Молнии» ни на какую группу!

 

 

мосты и молнии

 

 

У вас выходит EP (Extended Play, мини-альбом, примечание редакции). Какие вы испытываете эмоции? Вы работали над этими композициями, выпустили их в мир, теперь их не изменить, они живут своей жизнью. Вам понравилось записываться на студии? Вы долго делали этот проект?

 

 

Дима: Почему не изменить? Всегда можно поменять что-то в своих песнях. А процесс звукозаписи был долгим. Потому что мы занимаемся не только музыкой. Нам приходится, к сожалению, ходить на работу за деньги и выполнять там какие-то функции. И вообще процесс звукозаписи не является быстрым никогда. Я, например, впервые был на хорошей профессиональной студии, у нас был замечательный звукорежиссёр (Андрей Горский, примечание редакции), он привнёс в нашу музыку что-то своё, показал много деталей. Такую коллективную историю, конечно, мы надеемся когда-нибудь повторить.

 

 

О чём вы мечтаете? Жениться, уехать в горы, записать альбом или выступить на статусном музыкальном фестивале? Расскажите о своих мечтах и будущем?

 

 

Дима: Я хочу выступать, хочу, чтобы люди приходили на концерты, может, кому-то и понравится наша музыка. Хочется стать большим художником в большом смысле слова. Без этого весь смысл теряется. Те, кто говорят, что играют для себя, лукавят.

 

 

Bon: Любому адекватному артисту хочется себя показать. Хочется, чтобы его увидели, услышали и полюбили. А если ты играешь в подвале для себя, ты либо псих, либо самовлюблённый и считаешь себя великим.

 

 

Андрей: Я бы хотел, чтобы мы сыграли на фестивале «БОЛЬ» Степана Казарьяна. Это сейчас одно из самых интересных фестивальных событий в мире рок-музыки.

 

Артём: Мелкие клубы – это хорошо. 10 зрителей – это прекрасно. Меньше, чем 11, но больше, чем 9. Но хочется масштаба, хочется музыки, хочется уволиться с этой чёртовой работы и просто жить. И мой совет тем, кто хочет заниматься музыкой. Занимайтесь! Это настоящее счастье. Мы за то, чтобы мечты сбывались!!!

 

 

 

Фотограф

Александр Ющак

 

Локация

Фотостудия «Vegas»

 

 

 

Надя Ильина
Главред блога
Поделиться
Плюсануть
Класснуть
Отправить
Запинить



Не пропустите следующий пост. Пишем редко, но метко.

Дарим 500 р. и сборник советов для ЕГЭ

Введите свой e-mail, чтобы мы выслали вам сборник и купон на 500 р. для оплаты любых услуг центра